Придуманные миры Джорджа Мартина
Биография Джорджа Р. Р. Мартина

Джордж Р. Р. Мартин  — американский писатель, кинопродюсер, сценарист, редактор и лауреат многих литературных премий. Говоря о своем творческом подходе, Мартин любит приводить аналогию c архитекторами и садовниками; архитекторы, по словам Мартина, продумывают все заранее и представляют себе готовый результат, к которому и стремятся во время работы, тогда как садовники действуют иначе: «Писатели-садовники выкапывают ямку и закладывают в нее семечко, поливают своей кровью и наблюдают за тем, что же вырастет, какую бы форму оно ни приняло. Они знают, какое семя они взращивают — дуб или вяз, страшилку или научную фантастику, — но не знают, насколько большим оно вырастет и какую форму примет. Я в большей степени садовник, нежели архитектор».

Джордж Мартин живет в Санта-Фе вместе с женой Пэррис; придерживается демократических взглядов, яростно болеет за клуб «Нью-Йорк Джетс» и продолжает писать свой самый знаменитый цикл «Песнь Льда и Пламени».

Любимые жанры писателя — фантастика, ужасы и фэнтези, которые он предпочитает смешивать и считает единым жанром романтической литературы, противопоставляя ее подражательной литературе: «Я считаю, что разница между научной фантастикой, фэнтези и даже ужастиками довольно поверхностная. И эльф, и пришелец могут играть в романе одну и ту же роль. На мой взгляд, существенная разница есть лишь между романтической литературой, к которой относятся все вышеперечисленные жанры, и литературой подражательной, или натуралистической».

Значимые этапы в жизни писателя.

  • 1948, 20 сентября — Джордж Рэймонд Ричард Мартин появился на свет в Байонне (Нью-Джерси). Его отец Раймонд Коллинз Мартин — потомок иммигрантов из Германии и Италии, а мать Маргарет Брэди Мартин происходит из богатой ирландской семьи. Джордж Мартин — старший из трех детей; у него есть сестры Дарлин Мартин-Лапински и Джанет Мартин-Паттин. Детство и отрочество Мартина прошло в бедности.
  • 1958 — с детства Мартин любит читать, но поначалу читает лишь комиксы; самые любимые — про супергероев. «Впервые я познакомился с произведениями западной классической литературы, листая комиксы», — признается писатель. В 10 лет Мартин получает в подарок на день рождения свою первую настоящую книгу — «Имею скафандр — готов путешествовать» Роберта Хайнлайна. С тех пор он начинает отказываться от комиксов в пользу книги, предпочитая поначалу именно фантастику. Спустя несколько лет он прочтет Говарда Лавкрафта, и Хайнлайн, Толкин и Лавкрафт надолго останутся его любимыми писателями. «Мы пишем то, что читаем», — поясняет Мартин, который и сам пишет фантастику, фэнтези и ужасы, а еще больше любит их смешивать.
  • 1965 — Мартин открывает для себя фэнтези и читает «Властелина колец» — тогда он вышел в мягкой обложке небольшим тиражом против желания самого Толкина. «Когда я читал Говарда, то думал: настанет день, и я смогу писать не хуже, чем он. Но над страницами романа Толкина я впал в отчаяние. Никогда не сумею сделать, как он, даже приблизиться не сумею! И хотя я много лет писал фэнтези, мои книги по стилю оставались гораздо ближе к Говарду, чем к Толкину». Примерно в это время он пишет рассказ о принце-изгнаннике Рхлоре, который отправляется в Дотракийскую империю, чтобы одолеть демонов, убивших его деда Барристана Отважного. Рассказ остается ненаписанным, но имена всплывут позже. «В своей прозе, как и в реальной жизни, я никогда ничего не выбрасываю».
  • 1966 — вскоре Мартин увлекается фэнзинами; он не только читает их, но и пробует писать, сначала критические заметки, но вскоре и рассказы. После пары неудачных попыток в фэнзине «Имир» 1965 г. выходит его рассказ о супергерое Манта Рэе. В 1966-м Мартин пишет рассказ «Только дети боятся темноты», который делает его известным (в узких кругах читателей фэнзинов). В этом же году он поступает в колледж. «Когда пришло время писать курсовую работу, я попросил профессора Скотта позволить мне вместо обычной работы сочинить рассказ о финской крепости Свеаборг. Ему так понравился мой рассказ, что он отправил его в American-Scandinavian review. Настоящий главный редактор прочитал мой рассказ и прислал мне письмо вместо стандартного отказа». Тогда-то Мартин и решает записаться на курсы писательского мастерства, и к концу года у него на руках несколько законченных рассказов. Сокурсникам они не нравятся, но он решает попытать счастья у «настоящих редакторов» и ставит свой личный рекорд отказов — 42! — за рассказ «Дополнительный фактор безопасности». Но один из четырех рассказов все-таки выходит в печати. Не в фэнзине, а в настоящем журнале.
  • 1970 — первая публикация в настоящем журнале. Среди множества рассказов, присылаемых в «Galaxy Science Fiction», Гарднер Дозуа наталкивается на «Героя» и рекомендует его главному редактору журнала. В итоге в февральском «Galaxy» за 1971 г. выходит первый рассказ из цикла «Тысяча миров», развивая который Мартин через несколько лет напишет свой первый роман и множество рассказов, с восторгом встреченных читателями и завоевавших несколько жанровых премий. Что до Гарднера Дозуа, то вскоре Мартин знакомится с ним лично на своем первом фантастическом конвенте; между ними завязывается дружба, а впоследствии — плодотворное сотрудничество над множеством межжанровых антологий.
  • 1971 — получает степень магистра по журналистике в Северо-западном Университете в Эванстоне (Иллинойс), но найти работу по специальности не удалось. «После этого года, когда меня спрашивали о моей профессии, я отвечал: писатель».
  • 1972–1974 — проходит альтернативную военную службу в рамках программы AmeriCorps VISTA при Фонде юридической помощи округа Кук.
  • 1973–1974  — Мартин влюбляется, и впервые взаимно; под впечатлением он пишет «Песнь о Лии», за которую в 75-м получит премию Хьюго. Вместе с писательницей Лизой Татл в 1973-1974 он работает над совместной повестью «Шторм в Гавани Ветров» (1975), которая позже была переработана в роман «Гавань Ветров» (1981). Писательский дуэт планировал еще два совместных романа, но не сложилось. «Когда мы писали книги, то придумали карлика — правителя одного из островов. Он должен был быть самым безобразным человеком в мире, но и самым умным тоже. Эта идея надолго засела у меня в голове и сразу вспомнилась, когда я начал писать «Игру престолов». Так что это и был Тирион Ланнистер». Впоследствии его ждет череда любовных неудач, печаль от которых он вложит в «Умирающий свет», свой первый роман, начатый как раз в 74-м.
  • 1975 — получает первую значимую премию, премию Хьюго за повесть «Песнь о Лии». Мартин много пишет, но предпочитает малую форму; его рассказы регулярно номинируются на  различные премии в жанре НФ и фэнтези (и нередко побеждают).
  • 1975–1979 — женится на Гейл Бёрник, но брак быстро рушится («Свадьба была прекрасная, брак — не очень»).
  • 1975 — Мартин продает свой первый роман, «Умирающий свет» (вышел в 1977-м). Он не может позволить себе полностью отдаться писательству, подработка организатором шахматных турниров подходит к концу (вместе с бумом шахмат), так что он ищет работу.
  • 1976–1979 — преподает журналистику в католическом колледже для девочек им. Кларка в Дубьюке, штат Айова. Позже ему разрешают вести курсы английского языка, а еще позже — спецкурс, посвященный фантастике. «Вскоре обнаружилось, что у меня нет ни сил, ни времени, которые я мог бы посвятить писательскому труду». Он пишет лишь во время каникул в очень сжатые сроки. Так появились «Ледяной дракон», «Путь креста и дракона», «Короли-пустынники». Мартин считал, что первый из этих рассказов — лучший, но долгое время он был известен именно как автор «Королей-пустынников». «Никогда я так не ошибался…»
  • 1978 — Мартин решает оставить преподавание и начать писать, о чем всегда мечтал. К этому решению его подталкивает трагическая смерть его друга Тома Рими в конце 1977 г. «Том умер от сердечного приступа всего через несколько месяцев после получения награды (премии Джона Кэмпбелла лучшему новому писателю) — его нашли навалившимся на печатную машинку, на которой он успел набрать 7 страниц нового произведения. Неожиданно, смерть Тома глубоко потрясла меня. Я не хотел умереть через 10 или 20 лет и сокрушаться перед смертью, что так и не рассказал все истории, которые собирался».
  • 1979 — писатель разводится и переезжает в Санта Фе, «совершенно разбитый и чудовищно одинокий». Здесь он ближе сходится с Роджером Желязны, который каждую пятницу знакомит Мартина с другими писателями, живущими в Санта-Фе. Позднее он с теплотой вспоминает, как Желязны поддерживал его в это тяжелое время. Через два года из Портленда к Мартину переезжает Пэррис МакБрайд, с которой он познакомился и подружился на одном из фестивалей в 1975 г. за несколько месяцев до своего «опрометчивого» брака. «Я уверен, что полюбил ее в то мгновение, когда она сказал, что плакала над “Песнью о Лии”». В Санта-Фе Мартин живет по сей день вместе с Пэррис: «Я ни разу не пожалел о своем решении переехать и больше не пишу грустные истории о неразделенной любви, как это было в 70-х. Об этом можно писать, лишь когда ваше сердце разбито».
  • 1980 — Мартин получает две премии Хьюго сразу: «Я очень хорошо помню этот вечер в Бостоне. Я выиграл премию за «Путь креста и дракона», как за лучший короткий рассказ, и только сел обратно, как объявили, что я выиграл еще одну — за повесть «Песчаные короли». Это впечатление, которого удостоились немногие, и вряд ли оно повторится. Это был один из самых захватывающих моментов моей жизни». К концу 70-х Мартин добился известности как писатель-фантаст и опубликовал свои лучшие произведения в этом жанре; в 80-ые он пробует себя в жанре ужасов.
  • 1982 — выходит роман «Грезы Февра»: по мнению друга и коллеги Мартина писателя Гарднера Дозуа, этот роман — «лучшее из того, что написано о вампирах». Сам Мартин относит роман к жанру ужасов, приключений и вампирских историй. Роман был тепло встречен читателями и неплохо продавался.
  • 1983 — выходит амбициозный роман «The Armageddon Rag»; позднее Мартин скажет: «Вместо того, чтобы вывести меня на новый уровень, он едва не погубил мою карьеру». Истинный размер катастрофы Мартин понял, лишь когда его следующий роман «Все черное, белое и красное» (1985) так и не удалось никуда пристроить.
  • 1984 — Мартин со своими друзьями-писателями в Санта-Фе увлекается настольными и ролевыми играми, а любимая игра —  подаренная на день рождения Виктором Миланом «Супермир» о любимых Мартином супергероях: «Почти половина игроков из нашей группы были профессиональными писателями, так что они создавали великолепно проработанных персонажей, и я, как Мастер игры, создавал больше героев, чем кто-либо другой. Мы полтора года играли в эту игру, вкладывая в неё весь наш творческий потенциал». Позднее было решено, что идеи игры могли бы стать основой для цикла книг; Мартин привлек других знакомых писателей, и в период с 1987 по 1995 гг. появились 15 томов серии «Дикие карты». Вместе с Мелиндой Снодграсс Мартин выступал как редактор и изредка писал собственные истории. Бо́льшую часть времени он был занят работой в Голливуде, и «Дикие карты» — единственное, что издавалось за это время под его именем.
  • 1985 — после того, как издатели отказались публиковать очередной роман Мартина, у него начались серьезные трудности с деньгами, и тут голливудский продюсер, большой фанат «The Armageddon Rag», покупает права на экранизацию романа; он сам работает над сценарием, привлекая Мартина к сотрудничеству, но, увы, фильм так и не был снят. Впрочем, Мартин обрел друга, который позже пригласил его в Голливуд: «Я не мог опубликовать больше ни одной книги [после провала The Armageddon Rag], никто не хотел покупать следующий роман, который я написал бы: одна дверь передо мной закрылась, а другая открылась — в Голливуд. Так я и стал автором сценариев».
  • 1986 — начинает работать над сериалом «Сумеречная зона» («Twilight Zone») на канале CBS, и одним из первых написанных Мартином эпизодов становится экранизация рассказа Роджера Желязны «Последний защитник Камелота». С 1987 г. участвует в развитии невероятно популярного сериала того времени — «Красавица и чудовище» («Beauty and the Beast»), а еще через год становится продюсером и одним из сценаристов этого проекта.
  • 1991 — в перерывах между работой над сценариями Мартин задумывает новый роман из цикла «Тысяча миров», но вместо этого неожиданно начинает писать то, что позже станет «Игрой престолов».
  • 1992-1993 — занимается разработкой сериала «Порталы» («Doorways»); неудача с этим проектом была среди тех причин, которые побудили писателя вернуться к писательскому ремеслу, хотя в следующие годы он еще продолжал писать сценарии.
  • 1993, октябрь — Джордж Мартин пишет своему агенту Ральфу Вичинанце письмо со сжатым изложением задуманной трилогии «Песнь Льда и Пламени»; к письму прилагается 13 готовых глав. Через некоторое время писатель окончательно разочаруется в Голливуде и уже плотно займется новым циклом.
  • 1996 — опубликован первый том «Песни Льда и Пламени».
  • 2007 — после серии переговоров с Дэвидом Беньоффом и Дэном Вайсом Джордж Мартин соглашается на экранизацию своей саги в виде сериала; кабельная сеть HBO приобретает опцион на экранизацию и через год выкупает права окончательно.
  • 2011 — очень насыщенный для писателя год: в феврале Мартин, наконец, женится на Пэррис МакБрайд после 30 лет совместной жизни, весной успешно стартует сериал «Игра престолов», а летом выходит «Танец с драконами» и бьет все рекорды продаж. Писатель, наконец, добивается успеха — его книги с удовольствием печатают, у него армии поклонников, его называют человеком года, он может позволить себе помогать, как ему самому когда-то помогали: Мартин выкупает закрытый кинотеатр «Жан Кокто», чтобы показывать ретро-фильмы и проводить встречи с писателями, заброшенный боулинг-клуб «Silva Lanes» — для выставок современных художников, поддерживает волчий питомник Wild Spirit Wolf Sanctuary и т. д.
  • 2015 — писатель, как может, помогает преодолеть кризис с престижнейшей премией жанра — Хьюго, выступая с разъяснительными посланиями, вспоминая историю, а в итоге после церемонии вручения Хьюго награждает пострадавших от кризиса своей собственной наградой Альфи (в честь Альфреда Бестера).
  • 2017 — Джордж Мартин приезжает в Россию на несколько дней в рамках Фантастической Ассамблеи под Санкт-Петербургом.

 

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Игра престолов : цикл "Песнь льда и огня" [фантастический роман] / Мартин Д. Р. Р. ; перевод с английского Ю. Р. Соколова. - Москва : АСТ, 2019. - 765, [1] с.

Перед вами – величественное шестикнижие «Песнь льда и огня». Эпическая, чеканная сага о мире Семи Королевств. О мире суровых земель вечного холода и радостных земель вечного лета. Мире лордов и героев, воинов и магов, чернокнижников и убийц – всех, кого свела воедино Судьба во исполнение древнего пророчества. О мире опасных приключений, великих деяний и тончайших политических интриг.

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - читальный зал

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Битва королей : цикл "Песнь льда и огня" : [фантастический роман] / Д. Р. Р. Мартин ; пер. с английского Н. И. Виленской. - Москва : АСТ, 2020. - 797, [2] с.

Джордж Мартин – «живой классик» мировой фантастики, талантливейший из современных мастеров фэнтези, чьи произведения удостоены самых высоких наград жанра. Его шедевром по праву считается эпопея «Песнь льда и огня» - величайшее фэнтези - сага со времен Толкина!

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - читальный зал

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Буря мечей : цикл "Песнь льда и огня" : [фантастический роман : 16+] / Мартин Д. Р. Р. ; перевод с английского Н. И. Виленской. - Москва : АСТ, 2020. - 956, [1] с.

Перед вами - третья летопись цикла "Песнь льда и огня". Эпическая, чеканная сага о мире Семи Королевств. О мире суровых земель вечного холода и радостных земель вечного лета. Мире лордов и героев, воинов и магов, чернокнижников и убийц - всех, кого свела воедино Судьба во исполнение древнего пророчества. О мире опасных приключений, великих деяний и тончайших политических интриг. Сотрясается в борьбе Железный Трон Семи Королевств. Предают друг друга недавние союзники, злейшими врагами становятся добрые друзья. В неприступном замке плетет сети изощренного заговора могущественная чернокнижница... В далеких, холодных землях собирает силы юный властитель Севера Робб от Дома Старк... Новые и новые воины сходятся под знаменами Даэнерис Бурерож-денной, правящей последними из оставшихся в мире драконов... Но ныне в разгорающийся пожар сражений вступают еще и Иные - армия живых мертвецов, коих не остановить ни властью оружия, ни властью магии. БУРЯ МЕЧЕЙ грядет в Семи Королевствах - и многие падут в этой буре...

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - читальный зал

Видео-обзор книжной выставки-экспозиции
Интервью

ДЖОРДЖ МАРТИН: «Я СТАРАЮСЬ НЕ ВКЛАДЫВАТЬ ИДЕИ И ПОСЛАНИЯ В КНИГИ»

ВОПРОС: Расскажите немного о своем опыте продюсирования фильмов.

ДЖОРДЖ МАРТИН: Это очень большая тема. Сейчас продюсирование фильмов на телевидении в Америке в основном не регулируется. В 1930-1940-х годах режиссеры и сценаристы приходили делать фильм и становились частью очень сплоченной команды: там была актерская гильдия, гильдия сценаристов, гильдия режиссеров и так далее. Все четко регламентировалось: кто должен быть указан в титрах как режиссер, кто как сценарист, и кому за что платят. Тогда продюсеры были всего лишь частью менеджмента. В конечном итоге они образовали свою гильдию, и теперь, сорок лет спустя, у нас просто нет инстанции, которая бы контролировала их деятельность. Обычно никто не знает, что на деле значит «продюсер» или «исполнительный продюсер» такого-то фильма. Это может быть человек, который ходил на работу три года каждый день и там что-то делал, а может быть тот, кого просто указали как продюсера в титрах, потому что это было частью сделки.
На американском телевидении (я могу говорить только за него — точно не знаю, как дело обстоит в России и других странах) производство полнометражного фильма обычно управляется режиссером, а телевизионный фильм скорее находится в руках сценариста. В обоих случаях они обычно указывает свое имя и как продюсеры тоже. Когда вы смотрите телевизионный сериал, вы видите четыре-пять сценаристов в команде, и титры обычно расписывают, насколько каждый из них важен. Существует целая иерархия: штатный сценарист, редактор сценарного отдела, исполнительный редактор сценарного отдела и т.д. А затем идут продюсеры: продюсер, продюсер-супервайзер и, наконец, исполнительный продюсер.
Когда я пришел работать на телевидение в конце восьмидесятых, исполнительный продюсер считался шоураннером: у каждого сериала мог быть только один исполнительный продюсер, парень, который действительно заправлял всем, — эдакий капитан всей команды, принимающий окончательные решения. Сейчас же в титрах очень много дополнений: у сериала может быть пять или даже шесть исполнительных продюсеров, и трудно сказать, кто из них шоураннер, а кто нет. Я соисполнительный продюсер в «Игре престолов», оба шоураннера сериала, Дэвид Бениофф и Д.Б. Уайсс, одновременно являются исполнительными продюсерами. Есть также отдельные продюсеры для, например, Вестероса и других локаций, в которых разворачивается действие сериала.
ВОПРОС: Как к вам впервые пришла идея написать «Песнь Льда и Огня»? Эта вселенная вам приснилась, вы ее просто выдумали или основывались на каких-то исторических фактах?
ДЖОРДЖ МАРТИН: Я рассказывал об этом много раз. Не знаю, откуда оно пришло. Стояло лето 1991 года, я был дома в Санта-Фе, Нью-Мексико, и я писал совершенно другой, научно-фантастический роман — «Авалон». Работа шла хорошо, я писал примерно по пять страниц в день и уже исписал страниц сорок, и внезапно перед мысленным взором я увидел сцену: юношу, который смотрит, как его отец казнит человека, а затем они находят в снегу щенков лютоволка — это стало началом первой главы «Игры престолов». Не знаю, почему и откуда это взялось, но образ был столь мощным, что мне оставалось только начать писать, отложив «Авалон» в сторону. Я записал эту сцену и за каких-то три дня закончил первую главу книги. К тому времени я уже знал, о чем будет вторая глава, и потратил на работу над романом все лето.

ВОПРОС: Господин Мартин, я изучаю политику и историю и нахожу много того и другого в сюжете «Песни Льда и Огня». Вопрос об истории США: не могли бы ли вы прокомментировать сходство конкретных персон и событий в США с событиями и героями ваших книг, не считая индейцев?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Конечно, я много читаю об истории, люблю исторические романы, и, разумеется, в «Песни Льда и Огня» коренятся глубокие параллели — но уж точно не с американской историей, а скорее со Средневековьем. Это война Алой и Белой розы, Столетняя война, междуцарствие в Германии, Крестовые походы, особенно шотландская история, которая была чрезвычайно кровавой.
Я не описываю эти эпизоды один к одному — мне кажется каким-то мошенничеством просто заимствовать реальные исторические события, подменив имена. Я беру событие, выворачиваю его наизнанку, закручиваю, сплетаю с другими событиями, приправляю фэнтезийными элементами — и таким образом создаю что-то свое. Но да, я, безусловно, черпаю вдохновение в средневековой европейской истории.
ВОПРОС: Сколько лет было Дейнерис, когда она покинула Дом с красной дверью, и где именно это место располагается в Браавосе?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Это интересный вопрос, но не думаю, что я на него сейчас отвечу. В следующей книге будет немало откровений о Красной двери — со временем вы об этом узнаете сами.

ВОПРОС: Нет ли у вас плана написать фэнтези по истории Америки — Северной или Южной?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Мне еще нужно завершить две книги «Песни Льда и Огня», второй том предыстории саги «Пламя и Кровь», где-то шесть-восемь незаконченных повестей про Дунка и Эгга... На это у меня уйдет некоторое время. Поэтому я абсолютно не знаю, какие идеи мне покажутся достойными, когда я наконец все это закончу. Точно могу сказать, что это не будет гигантской семитомной фэнтези-сагой. Возможно, я возьмусь за короткие рассказы, в частности по вселенной «Диких карт» — там есть несколько героев, истории которых я бы очень хотел развить.

ВОПРОС: Куда делся Рикон Старк и появится ли он еще в книге?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Он еще появится в «Ветрах зимы». Он точно не мертв. В телесериале действовало несколько персонажей, которые там уже мертвы, но еще живы в книгах. Некоторые из них умрут и в книге — но только некоторые.

ВОПРОС: Знакомы ли вы с творчеством писательницы Дианы Гэблдон, автора «Чужестранки»? Ее серия романов рассказывает о перемещениях во времени: главная героиня из XX века попадает в Шотландию XVIII века со всеми вытекающими последствиями. Как вы вообще относитесь к жанру попаданцев?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Диана Гэблдон — моя подруга, у нее три дома в разных странах, и иногда она живет в Нью-Мексико. Когда она бывает в Санта-Фе, мы обычно вместе обедаем или появляемся на книжных мероприятиях. Она очень быстро раздает автографы — мы планируем как-нибудь выяснить, кто из нас быстрее подписывает книги. С ее романами я тоже знаком, как и с их превосходной экранизацией.
Путешествия во времени — это круто! Мне они нравятся. Я и сам писал несколько раз о путешествиях во времени. Те из вас, кто хорошо знает историю НФ и фэнтези, помнят Герберта Уэллса и самую первую книгу о машине времени, а также известный рассказ Рэя Брэдбери «И грянул гром». В нем описывается так называемый эффект бабочки: путешественники во времени попадают в прошлое, чтобы застрелить динозавра. Через пару минут динозавра все равно убьет молния — эта смерть не меняет историю. Ни на что больше они влиять не должны, потому что любое крохотное воздействие в прошлом может вызвать маленькое изменение, и далее по нарастающей — что в конечном итоге поменяет всю историю человечества. Один из путешественников нечаянно сходит с тропы и наступает на бабочку. Когда они возвращаются в настоящее, то место президента США занимает какой-то сумасшедший правый радикал. В общем, я хочу сказать, что кто-то в прошлом явно наступил на бабочку.
Вообще эффект бабочки настолько укоренился в НФ, что многие люди верят, будто такой эффект правда существует. Конечно, Рэй Брэдбери его просто придумал — никто не знает, как работают путешествия во времени. Другая великолепная теория о хронопутешествиях создана замечательным фантастом Фрицом Лейбером. Он написал целый цикл про войну во времени могущественных кланов Пауков и Змей: они воюют друг с другом по всему времени и пространству, пытаясь изменить ход истории. Лейбер использовал другую аналогию: он говорил, что время подобно реке со множеством порогов и излучин, а поток очень стремителен. И на самом деле любые попытки изменить что-то подобны попыткам бросить камень в реку — от камня пойдут круги, и какие-то изменения, возможно, это вызовет, но в целом река продолжит свой ход. Для того чтобы реально изменить историю, нужно бросить в реку огромный валун — и то не очень понятно, как при этом река изменит свой ход. Мне всегда казалось, что теория Лейбера больше походит на правду, чем теория Брэдбери.
ВОПРОС: Вы как-то сказали, что скорее согласились бы посетить мир Толкина, чем Вестерос. Что такого особенного в этой вселенной?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Вестерос слишком опасен! Я-то точно знаю, я его сам выдумал. Средиземье — это прекрасный магический фэнтезийный мир. Я бы с удовольствием посмотрел на Ривенделл и эльфийские королевства, а также перехватил пару бокалов пива в Шире. Вероятно, я бы не стал бы гостить в Мордоре, но вряд ли он есть в туристических проспектах.

ВОПРОС: Как начинались «Путешествия Тафа», какой замысел вы вкладывали в его героические подвиги и почему он путешествует с кошкой?

ДЖОРДЖ МАРТИН: «Путешествия Тафа» начались в 1985 году. В то время я писал множество рассказов и пытался их продать самым разным редакторам, но это не всегда получалось. Так совпало, что я как раз должен был отдать рассказ в одну антологию. Я только что прочитал новый роман Джека Вэнса, и мне захотелось создать рассказ в его стиле, чтобы там были интересные персонажи со странными именами и манерным поведением. Так появился Таф — я написал первый рассказ, и его опубликовали. Дальше меня стали спрашивать, сделаю ли я что-то новое про путешествия Тафа, и он не уходил из моей памяти. Поэтому я начал писать новые истории про этого персонажа, и со временем таких рассказов и повестей набралось достаточно, чтобы получилась целая книжка.
Я стараюсь не вкладывать идеи и послания в книги. Но часть историй о приключениях Тафа содержала определенный общий замысел: показать последствия и опасности перенаселения. Что же касается кошки — я просто люблю кошек.
ВОПРОС: Вам когда-нибудь говорили, что «Песнь Льда и Огня» вы пишете в жанре гиперреализма?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Нет, подобного не случалось.

ВОПРОС: Герои повестей «Порочный принц» и «Принцесса и королева» с легкостью различают дракона-самца и дракона-самку практически сразу после рождения детенышей. Какой основной признак, по которому отличают самца от самки: рога, особая окраска, первичные половые признаки или что-то еще?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Нет, вообще-то отличить пол у драконов очень сложно, и герои с трудом это делают. Обычно они понимают, что это самка, когда она начинает откладывать яйца.

ВОПРОС: Завершен ли пролог к «Ветрам зимы» и можем ли мы надеяться, что вы прочитаете его на будущих конвентах?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Нет, я не планирую больше читать «Ветры зимы». Так как книга сильно запаздывает, я уже читал множество глав из этого романа на разных конвентах — например, две главы про Арью, главу про Сансу и пару глав, написанных от лица других персонажей. Если я дальше продолжу читать главы, рано или поздно я прочитаю посетителям конвентов всю книгу еще до того, как она выйдет. Это было бы не так уж плохо, если бы прочитанное оставалось в той же комнате. Но в эпоху интернета все, что было сказано вслух, немедленно облетает весь мир. Думаю, я читал «Ветры зимы» достаточно, я буду перечитывать уже знакомые публике главы или читать другие книги — например, «Кровь и Огонь» или что-нибудь еще.

ВОПРОС: Сколько лет Рамси Болтону, кто старше в доме — он или Домерик?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Вопрос отличный, но я должен свериться с книгой. Думаю, что Домерик старше, но я бы перепроверил.

ВОПРОС: Что вас вдохновило на создание Рамси Сноу? Болтоны — странная, интересная семейка, полная тайн. Будет ли о них рассказано больше — и о древних, и о нынешних представителях династии?

ДЖОРДЖ МАРТИН: О, как много здесь проявляют интереса к Болтонам! Рамси появился, потому что мне нужен был еще один злодей — я убил несколько предыдущих. Кроме того, это позволило развить историю Теона, лишить его нескольких кусочков плоти и сделать слугой Рамси, поставив на путь служения темным импульсам — этого требовала сюжетная линия.
Целую книгу о Болтонах я точно писать не стану, но они будут появляться время от времени. Это могущественный дом Севера, и их часто упоминают в мире «Песни Льда и Огня». И они, конечно, фигурируют в «Крови и Огне» — истории Таргариенов, которую я пишу прямо сейчас.
ВОПРОС: Если бы вы отправились в прошлое и встретили своих родителей и юную версию самого себя, что бы вы им сказали?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Знаете, мой отец был азартным игроком и любил делать ставки в спортивном тотализаторе. Я бы ему подсказал, кто будет выигрывать суперкубок в ближайшее время — очень полезный для его сына совет!

ВОПРОС: В фэндоме ходит слух, что у Дунка четыре потомка в главной серии книг — три мужчины и одна женщина. Можете ли вы его подтвердить или опровергнуть?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Я, пожалуй, не стану отвечать на этот вопрос прямо. Но такой вариант возможен!

ВОПРОС: Есть ли герои в Саге, которые получились совсем не такими, какими задумывались, — и именно за это вы их полюбили?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Нет, большинство персонажей в книгах «Песни Льда и Огня» делают именно то, что я им говорю. Но бывают и исключения, когда кто-то становится более глубоким или важным, чем я задумывал. Например, Брон: кто-то должен был защищать Тириона на Юге, именно так и появился этот герой. У него было лишь несколько интересных фраз в диалогах, я и не думал, что этот персонаж в дальнейшем займет так много места.

ВОПРОС: Почему вы выбрали именно это время для первого визита в Россию — и какое блюдо русской кухни вам больше всего понравилось?
ДЖОРДЖ МАРТИН: Ну, время выбирал не я, а организаторы Ассамблеи. Я каждый год с 1971 года езжу на старейший в мире фантастический конвент Ворлдкон. Он проводится с 1938 года в разных городах мира, а в этом году был в Хельсинки. Всего неделя отделяет его от Фантассамблеи, и думаю, организаторы это заметили и предложили мне приехать, раз я все равно буду в Европе. Я никогда не был в России и очень хотел повидать Санкт-Петербург — совершенно прекрасный город! Я бы хотел бы провести здесь чуть больше времени, но, к сожалению, не получается.
Ну а из местных блюд мне больше всего нравится икра.
ВОПРОС: Многочисленные смерти главных героев — это очень необычный прием. Для какой цели он вам понадобился?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Чтобы держать своих читателей в напряжении, конечно! Ненавижу предсказуемые книги, в которых ты точно знаешь, что случится дальше. И ты всегда понимаешь, что герою на самом деле не грозит серьезная опасность, потому что он должен добраться до финала. Я хочу, чтобы читатели «проживали» мои книги. Если я описываю пир, я хочу, чтобы вы испытывали голод, а когда я пишу постельные сцены, я хочу, чтобы вы чувствовали возбуждение, а уж если это опасная ситуация, вы должны бояться вместе с героем. Это невозможно, если вы точно знаете, что с ним ничего не случится. Для того чтобы читатели сопереживали моим персонажам, я с самого начала установил такое «правило Джорджа Мартина»: никто не в безопасности, любой может умереть!
ВОПРОС: Есть мнение, что в последние несколько лет премии «Хьюго», «Локус», «Небьюла» и другие вручаются скорее по гендерному признаку, с учетом цвета кожи, сексуальной ориентации — но при этом никак не учитываются литературные достоинства. Как вы это прокомментируете?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Я думаю, что это чушь собачья!

ВОПРОС: Обидно ли, что вас ассоциируют в первую очередь с сериалом «Игра престолов»? Ведь кроме «Песни Льда и Огня» вы написали много других произведений!

ДЖОРДЖ МАРТИН: Я думаю, это неизбежно. Есть масса писателей, которых узнают только по одной книге, сколько бы романов они ни написали. Хотел бы я, чтобы люди читали и другие мои работы: «Дикие карты», «Грезы Февра», «The Armageddon Rag», рассказы? Безусловно, да. На самом деле их продажи только увеличились после выхода «Песни Льда и Огня». Бывают, конечно, неприятные моменты. Например, когда я встречаю кого-то или получаю письмо, где меня спрашивают, почему я ничего не сочинил до Саги, — хотя я был профессиональным писателем целых двадцать лет, прежде чем взялся за эти книги! Но многие писатели за подобные проблемы готовы кого-нибудь убить.

ВОПРОС: Почему в романах «Песни Льда и Огня» так много героев — «нелюбимых сыновей»? Сэм Тарли, Джон Сноу, Тирион, Теон...

ДЖОРДЖ МАРТИН: Э-э-э... Действительно, в определенном смысле так и есть. Не помню, кто именно, но, по-моему, великий русский писатель Лев Толстой сказал: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Поэтому несчастных героев в моих произведениях так много.

ВОПРОС: Вы рассказывали, что не раз составляли антологии. А приходилось ли вам самому участвовать в тематических антологиях и писать рассказы на заданную тему?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Ну, не сейчас — я очень занят «Ветрами зимы», не говоря о работе на телевидении, «Игре престолов» и нескольких связанных с миром Вестероса проектах. Меня приглашают участвовать в антологиях, но я редко соглашаюсь. В начале своей карьеры я участвовал во многих сборниках, которые тогда готовили Терри Кар, Деймон Найт, Дональд Уоллхейм... Так получилось, что мои лучшие повести и рассказы сначала публиковались не в журналах, а именно в антологиях, особенно научно-фантастические рассказы. Например, «Ледяной дракон» впервые появился в сборнике про драконов, составленном Орсоном Скоттом Кардом. Но некоторые тексты печатались и в нетематических антологиях — например, рассказ «Башня из пепла» в сборнике, который подготовил Бен Бова.

ВОПРОС: Если проводить аналогию между нашим миром и Вестеросом, каков в нашем мире аналог Иных? Иными словами, существует ли в данный момент некая тотальная угроза, перед лицом которой человечеству, возможно, стоило бы объединиться?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Не знаю, существует ли угроза, способная объединить человечество, но уж точно есть те угрозы, которые побуждают людей к совместным действиям. Например, климатические изменения и глобальное потепление. Как писатель-фантаст я привык заглядывать в будущее не только на десять-пятнадцать лет, но и на несколько десятилетий вперед. Если не контролировать ситуацию, изменения будут накапливаться, и однажды их эффект станет катастрофическим. Целые острова затонут, множество прибрежных городов будут смыты водой. И если мы думаем, что сейчас у нас кризис с беженцами, то стоит подумать, что будет, когда все эти люди начнут переходить на континент. Да даже на большой земле, например в экваториальных зонах, каждый год стремительно повышается температура. Прошлым летом в Индии было зафиксировано 150 градусов по Фаренгейту, это примерно такая же температура, как в Долине Смерти в Калифорнии. Жить там практически невозможно, и неудивительно, что люди ищут место попрохладнее. Если так пойдет и дальше, миллионы снимутся с насиженных мест и отправятся туда, где условия более приспособлены для жизни.
Это потенциальное стихийное бедствие, и нам нужно его предотвратить, пока не стало слишком поздно. Хотя даже сейчас многие либо отрицают эту проблему, либо считают, что уже поздно что-либо делать. Думаю, перед лицом такой угрозы нам точно нужно начать сотрудничать друг с другом.
ВОПРОС: Из кого будет состоять идеальный экипаж корабля на Марс?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Это зависит в основном от того, смогут ли они вернуться назад.

ВОПРОС: Расскажете ли вы в последней книге о происхождении белых ходоков?
ДЖОРДЖ МАРТИН: Да, в двух следующих книгах будет больше про Иных.

ВОПРОС: Смотрите ли вы и ваша жена какие-либо телесериалы вместе?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Да, мы часто смотрим вместе сериалы. Я много раз повторял, что сейчас — золотой век телевидения: никогда не было такого количества великолепных телевизионных сериалов, как в наши дни. Для поклонников НФ это «Пространство», которое только что выиграло у «Игры престолов» премию «Хьюго» за лучшую постановку, и «Чужестранка» по циклу уже упомянутой сегодня Дианы Гэбдлон. Из нефантастических сериалов смотрю «Фарго», который с каждым сезоном становится более странным и мозговыносящим, и «Лучше звоните Солу», прекрасный приквел к сериалу «Во все тяжкие». Мы постоянно открываем для себя новые зрелища, и я в курсе, что HBO собирается запускать несколько интригующих новинок.

ВОПРОС: Есть ли в Вестеросе индустриальное производство, заводы, машиностроение, освоен ли конвейер и есть ли рабочие?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Нет, это доиндустриальное общество, там нет фабрик и заводов или тяжелого машиностроения. Это такие Средние века, где есть ткацкие станки, производство кружев и другие подобные мастерские в Вольных городах, но нет сложных механических устройств.

ВОПРОС: Что случилось бы, если Санса сказала бы правду, принял бы тогда Роберт другое решение и Леди могла бы остаться жива?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Ну, все возможно. Роберт Баратеон определенно не обладал аналитическим складом ума — он был гневливым человеком, идущим на поводу у своих эмоций. И если бы Санса рассказала все, как было, то он скорее направил бы свою ярость на Джоффри, чем на лютоволков. Но это не точно: в то время он старался прежде всего сохранить свой брак.

ВОПРОС: Джордж, есть ли абсолютное зло? Если есть, то что это или кто?
ДЖОРДЖ МАРТИН: Я бы пошутил по поводу фанатов американского футбола, но вы вряд ли поймете эту шутку. А если серьезно, то я не верю в абсолютное зло. Думаю, что человеческие существа — это всегда смесь хорошего и плохого и даже в самых ужасных людях иногда проскальзывает что-то хорошее — возможно, не так часто, как хотелось бы. Я предпочитаю считать, что всегда есть путь искупления и перемен и дело скорее в том, какие решения мы принимаем в критические моменты. Конечно, иногда встречаются люди с психическими заболеваниями, чей мозг работает неправильно... Но я не считаю, что в нашем мире существуют суперзлодеи из комиксов, которые встают поутру и думают: «Хм-м, что такого ужасного я смогу совершить сегодня?»
Я не знаю, можно ли принимать смерть или забвение за абсолютное зло. Люди считают смерть неизбежной, и так было с начала времен, с тех пор как мы произошли от обезьян и осознали собственную конечность: я умру, вон те два парня умрут, да и вообще все в этой комнате. Можем ли мы это преодолеть? Авторы научной фантастики, и я в том числе, хотели бы стать бессмертными, но только если в довесок идет вечная молодость и здоровье — вот это было бы круто! Большинство религий рассматривают смерть как часть жизни, кроме того, смерть избавляет от неизлечимой боли и бесконечных страданий. Этих тем я касаюсь в своих книгах, особенно в эпизодах, посвященных Арье и Черно-белому дому Безликих.
Интересно, что каждая религия, о которой я читал, обещала вечную жизнь, но ни говорила о физическом бессмертии: это всегда вечная жизнь в другом мире, который ты не можешь увидеть и веришь, что он существует, только потому, что тебе так говорят. Если бы существовала такая религия, которая обещала бы вечную жизнь прямо здесь, на Земле, ее последователями стали бы все!
ВОПРОС: Почему вы убили Неда Старка?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Шон Бин попросил повысить зарплату! На самом деле я отвечал на этот вопрос много раз, и сегодня тоже: если ты кого-то убиваешь, книжка резко становится более интересной и реалистичной.

ВОПРОС: Уважаемый господин Мартин! Когда вы придумываете сцену из книги, видите ли вы ее глазами одного из участников события или с точки зрения стороннего наблюдателя — то есть зрителя?

ДЖОРДЖ МАРТИН: В «Песне Льда и Огня» читатель и я видим в точности то же, что и герой: если в соседней комнате кто-то замышляет его убить, он об этом даже не подозревает. Именно таким образом мы проживаем свою жизнь, и это лучший способ сделать книгу предельно реалистичной.

ВОПРОС: Что вы думаете о различиях персонажей в книге и в сериале, особенно Дейнерис?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Здесь сложный случай. Как вы знаете, сюжет сериала уже ушел дальше, чем история, рассказанная в моих книгах. Иногда в сериале показывают вещи, которые еще не случались в книгах или вообще там никогда не случатся. Первые сезоны отличались не так сильно. Дейнерис в начале сериала была примерно такой же, как и в книге, за исключением возраста. В современной Америке и Великобритании для кинематографа есть определенные правила для показа сексуальных сцен, в соответствии с этим нам пришлось сделать героиню старше: в первой книге ей тринадцать. Но это не принципиальная разница, и во всем остальном экранизация бесподобна!
ВОПРОС: Можете ли вы описать свой график работы над первыми романами цикла — и свой график сейчас?

ДЖОРДЖ МАРТИН: В последние месяцы я выбился из привычного графика, встаю и ложусь гораздо позднее. Но когда я следую наиболее комфортному режиму, я поднимаюсь в девять утра, где-то час уходит на кофе и завтрак, и около десяти я приступаю к работе. Сначала я проверяю свою электронную почту, что точно является ошибкой: там полно писем, которые требуют моего немедленного внимания и отвлекают от работы. В лучшем случае я разделываюсь с почтой за пять минут и погружаюсь в мир Вестероса. В удачные дни я начинаю писать уже в десять пятнадцать, на столе стоит моя чашка кофе, а следующее, что я вижу, — уже ночь, кофе остыл, я потратил на работу весь день. Но так бывает не всегда. В плохие дни я просматриваю главы, которые написал вчера, перечитываю и вдруг решаю их переписать, потратив на это часик — или часов пять. Потом я думаю: может, лучше снова проверить почту?..
Мне действительно нужно начинать писать прямо с утра, потому что, если я отвлекусь слишком сильно и ничего не сделаю к трем часам пополудни, для меня день закончился: я уже не смогу начать работать. Иными словами, если я сяду работать утром — я проработаю до глубокой ночи, если нет — не сделаю ничего!
ВОПРОС: Собираетесь ли вы еще раз приехать в Россию? Если нет, что может заставить вас передумать? Есть ли возможность прислать вам письмо или открытку на какой-то адрес?

ДЖОРДЖ МАРТИН: О да, я все время получаю письма от поклонников! Вы можете посылать их на мой адрес в Нью-Мексико — он есть на моем личном сайте, или можете связаться через моего издателя Bantam Books в Нью-Йорке. Не каждый день, но где-то раз в месяц они пересылают мне абсолютно все письма от фэнов.
Я бы с радостью вернулся в Россию, но я не знаю, когда это произойдет. Проблема в том, что я не могу писать в дороге и во время путешествий, потому чем больше путешествий — тем меньше книг. Как вы знаете, «Ветры зимы» запаздывают... Так что я лучше посижу пока дома и поработаю. Это моя последняя поездка в этом году, а на следующий уже запланировано два конвента. Надеюсь, у меня будет достаточно времени между поездками. Как только я закончу «Ветры зимы», я запланирую еще пару мероприятий перед тем, как начать работу над последней книгой.
ВОПРОС: Что вы уважаете в людях больше всего?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Целостность, полагаю. Честность и приверженность своим принципам.

ВОПРОС: А Джорах Мормонт выйдет из френдзоны?
ДЖОРДЖ МАРТИН: Я бы на это не рассчитывал!

ВОПРОС: Вам не жалко убивать таких хороших людей, Джордж?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Мне точно очень жалко актеров сериала, которые теряют свою роль, когда герои умирают. А что касается характеров... Ну да, мне их жалко. Но, чтобы герой был настоящим, он должен умирать. Это, кажется, сказал Фолкнер.

ВОПРОС: А что, если предположить, что белые ходоки — это кибернетические организмы, киборги наподобие Терминатора Т-1000?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Ну, вы можете предполагать все, что заблагорассудится, но я так не думаю!

ВОПРОС: «Песнь Льда и Огня» — вершина вашего творчества или вы надеетесь создать нечто еще более грандиозное?

ДЖОРДЖ МАРТИН: О нет, эта штука почти убила меня, и, пожалуй, это самое масштабное, чего я могу достичь. Надеюсь, что дальше я буду писать отдельные романы, короткие повести и рассказы, но ничего столь же объемистого.

ВОПРОС: Почему мы знаем так мало о доме Мормонта: их образе жизни, происхождении и участии в истории Вестероса? Почему члены такого незначительного рода помещены вами во все ключевые точки вашей истории?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Я не знаю. Иногда люди просто оказываются в правильном месте в правильное время!

ВОПРОС: Какое ваше любимое произведение Роджера Желязны и почему? Расскажите поподробнее.

ДЖОРДЖ МАРТИН: Роджер Желязны, безусловно, был одним из величайших мастеров научной фантастики и фэнтези. Кроме того, он был моим другом и наставником. Любимая книга Роджера... Ну, на первом месте должен стоять «Князь Света», лауреат «Хьюго» и «Небьюлы», один из пяти лучших фантастических романов всех времен, я думаю! Вообще у Роджера очень много хороших произведений, например «Ночь в одиноком октябре» и «Создания Света, Создания Тьмы», «Глаз Кота» и, конечно, «Хроники Амбера», особенно хороша первая часть серии, линия Корвина. Что касается блистательной короткой прозы — «Роза для Экклезиаста», «Двери лица его, пламенники пасти его» и «Ключи к декабрю» просто потрясающие тексты.
ВОПРОС: Персонаж Ходора появился в самом начале книги, но тайну его имени мы узнали много книг спустя. Вы сразу держали в голове его судьбу и фразу «Hold the door» или так получилось по ходу повествования?

ДЖОРДЖ МАРТИН: Ходор!.. Да, конечно, это был план с самого начала. Как изобретательный человек, я всегда все планирую заранее. Жаль, что сериал добрался до разгадки раньше, но я тоже к этому приду. Ходор!
Источник:   https://krupaspb.ru/zhurnal-piterbook/intervyu-1493993221/dzhordzh-martin-ya-starayus-ne-vkladyvat-idei-i-poslaniya-v-knigi-po-materialam-vstrechi-s-chitatelyami-na-peterburgskoy-fantasticheskoy-assamblee-2017-goda.html

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Пир стервятников : цикл "Песнь льда и огня" : [фантастический роман : 16+] / Дж. Р. Р. Мартин ; пер. Н. И. Виленская ; худож. Д. Андреев ; перевод с английского Н. Виленской ; художник Д. Андреев. - Москва : АСТ, 2020. - 754, [2] с.

Перед вами — четвертая летопись цикла «Песнь льда и огня». Эпическая, чеканная сага о мире Семи Королевств. О мире суровых земель вечного холода и радостных земель вечного лета. Мире лордов и героев, воинов и магов, чернокнижников и убийц — всех, кого свела воедино Судьба во исполнение древнего пророчества. О мире опасных приключений, великих деяний и тончайших политических интриг. Война Пяти Королей наконец завершена, и дом Ланнистеров с союзниками празднует победу. Однако до мира и спокойствия еще очень далеко! Властитель Севера Робб от дома Старков сумел подавить мятеж в далеких северных землях, однако его родичи, похоже, слишком слабы, чтобы удержать завоеванные земли… Снова собираются воедино бандиты, ренегаты и уцелевшие повстанцы. Снова угрожает смертельная опасность Железному Трону Семи Королевств — и стервятники уже чуют приближение нового пира…

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Рыцарь Семи Королевств / Дж. Р. Р. Мартин ; пер. Н. Виленская. - Москва : АСТ, 2019. - 379, [2] с.

Еще сто лет – до смертоносного противостояния Старков, Баратеонов и Ланнистеров. Еще правит Вестеросом династия Таргариенов от крови драконов. Еще свежа память о битве за Железный трон Дейемона и Дейерона Таргариенов, еще стоят у городских стен эшафоты, на которых окончили жизнь проигравшие. А по вестеросским землям странствует молодой рыцарь Дункан со своим оруженосцем – десятилетним Эгом, – он жаждет славы, чести и приключений, и он получит их. И не только на ристалищах чести, но и в череде жестоких заговоров и опасных политических интриг, по-прежнему зреющих за замковыми стенами Семи Королевств…

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - читальный зал

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Танец с драконами / Джордж Р. Р. Мартин ; перевод с английского Н. И. Виленской. - Москва : АСТ, 2019. - 828, [4] с.

"Танцем драконов" издавна звали в Семи королевствах войну. Но теперь война охватывает все новые и новые земли. Война катится с Севера – из-за Стены. Война идет с Запада – с Островов. Войну замышляет Юг, мечтающий посадить на Железный Трон свою ставленницу. И совсем уже неожиданную угрозу несет с Востока вошедшая в силу "мать драконов" Дейенерис... Что будет? Кровь и ненависть. Любовь и политика. И прежде всего – судьба, которой угодно было свести в смертоносном танце великие силы.

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - читальный зал

Мартин, Джордж Рэймонд Ричард. Мир льда и пламени : официальная версия вестероса и Игры престолов / Д. Р. Р. Мартин, Э. Гарсия-мл., Л. Антонсов ; перевод с английского Н. Виленской. - Москва : АСТ, 2019. - 328 с. : ил., цв. ил.

МИР ЛЬДА И ПЛАМЕНИ. Этот щедро иллюстрированный том, украшенный более чем 170 оригинальными художественными изображениями — всесторонняя история Семи Королевств, обеспечивающая ярко выстроенные сцены эпических битв, горького соперничества и дерзких восстаний, что привели к событиям Песни Льда и Пламени и «Игре Престолов» телеканала НВО. В течение многих лет сотрудничая с Элио Гарсией-младшим и Линдой Антонссон, основателями известного фанатского сайта Westeros.org, Джордж Мартин объединил усилия с людьми, которые знали этот мир так же хорошо, как его создатель.

Здесь собраны все накопленные знания, научные выкладки и унаследованные предания мейстеров и септонов, певцов и сказителей. Это хроника, простирающаяся от Рассветных Веков до Века Героев, от пришествия Первых Людей до прибытия Эйегона Завоевателя, от его воцарения на Железном Троне до восстания Роберта и падения Безумного Короля, Эйериса II Таргариена, — события, находящиеся в тесной связи с нынешним противостоянием Старков, Ланнистеров, Баратеонов и Таргариенов. Окончательный недостающий кусок ослепительной вселенной Мартина, Мир Льда и Пламени служит убедительным доказательством того, что перо сильнее бури мечей.

Место хранения: Центральная городская библиотека им. А.П. Чехова - абонемент

Песнь льда и огня

 «Песнь льда и пламени» или «Песнь льда и огня» — серия романов американского писателя Джорджа Мартина, экранизацией которых является сериал «Игра престолов».
Джордж Мартин начал писать эту серию в 1991 году. Изначально задуманная как трилогия, к настоящему моменту она разрослась до пяти опубликованных томов, и ещё два находятся в проекте. Автором также написаны повести-приквелы и серия повестей, представляющих собой выдержки из основных романов серии. Одна из таких повестей, «Кровь дракона», была удостоена Премии Хьюго. Три первых романа серии были награждены премией «Локус» за лучший роман фэнтези в 1997, 1999 и 2001 годах соответственно.
По состоянию на апрель 2015 года серия переведена более чем на 45 языков, по всему миру продано 60 миллионов книг. Четвертый и пятый тома достигали первого места в списке бестселлеров The New York Times. На 11 июля 2011 года, к моменту выхода пятой книги серии, общие продажи книг серии во всем мире превышали 15 миллионов копий, и за весь 2011 год было продано 8,4 миллиона копий на всех носителях, включая электронные.
На данный момент опубликовано пять романов из запланированных семи:

  • A Game of Thrones / Игра престолов (1996)
  • A Clash of Kings / Битва королей (1998)
  • A Storm of Swords / Буря мечей (2000)
  • A Feast for Crows / Пир стервятников (2005)
  • A Dance With Dragons / Танец с драконами (2011)
  • The Winds of Winter / Ветра зимы (рабочее название, неопубликованная)
  • A Dream of Spring / Мечта о весне (рабочее название, неопубликованная)

Мир льда и пламени

«Мир льда и пламени» — это путеводитель по истории Вестероса, написанный администраторами сайта westeros.org Элио Гарсия и Линдой Антоссон при участии Джорджа Мартина. Сайт является крупнейшим источником информации о мире романов Джорджа Мартина, сам автор упоминал, что иногда перепроверяет информацию на нем, если его собственные заметки отсутствуют под рукой. В книге несколько разделов: древняя история, завоевание Вестероса, правление Таргариенов, восстание и правление Роберта, история отдельных регионов Семи Королевств, история вольных городов и восточных регионов Эссоса. Помимо этого, в книге множество иллюстраций, а также генеалогические древа благородных домов. Повествование ведется от имени архимейстера Янделя, который создал свой научный труд с использованием различных источников, в том числе, и работ других мейстеров, которые иногда, по мнению Янделя, могут быть весьма спорными.

Поделиться:
Поделиться